К основному контенту

Холерный бунт в Петербурге

 
Холерный вибрион
Холера – острая инфекционная болезнь, вызываемая холерным вибрионом. Характеризуется развитием острейшего гастроэнтерита и энтерита (поражением желудка и кишечника), нарушениями водно-электролитного обмена, сгущением крови и расстройством функции почек. Относится к особо опасным инфекциям. К началу XIX в. употреблялись следующие обозначения заболевания: «индийская холера», «корчевая холера индийская», «собачья смерть» и пр.
   Основным источником заражения холерой являлась вода. Это было окончательно доказано, когда Р. Кох в 1884 открыл возбудителя холеры и обнаружил холерный вибрион в прудах. За водой следовали пищевые продукты (молоко, холодные блюда). Инкубационный (скрытый) период холеры длился от нескольких часов до 5-7 дней. Болезнь начиналась тяжестью в области живота. Затем появлялась диарея, при которой стул многократный (30 – 40 и более раз в день), затем начиналась рвота. Вследствие обезвоживания организма и потери солей, наступало т.н. алгидное состояние (падение артериального давления, болезненные судороги, одышка, температура тела значительно падала). Кожа теряла свою упругость, морщилась и синела, язык и слизистая оболочка рта становились сухими, голос хрипнул и исчезал, глаза впадали в орбиты, черты лица заострялись. По образному выражению Ф. Ф. Эрисмана, холера – это «сфинкс, который нас приводит в ужас своим смертоносным взглядом». Наступал полный упадок сил. Уже через 6, чаще 30 часов после начала болезни могла последовать смерть. Около 50 % заболевших умирали. Дети до 5 лет погибали в 65%, возрастные группы за 70 лет давали 70-75% смертности.   
Долина реки Ганг - родины холеры
Очагом холеры считалась Индия (долина Ганга), где она была известна задолго до нашей эры. Первое появление холеры в Европе, где она получила наименование «холеры азиатской», относится к 1817. Первое заболевание холерой в России было отмечено в Астрахани в 1823.    Эпидемии холеры вторгались в Россию в течение XIX – нач. XX в. 9 раз (1823, 1829, 1830, 1837, 1847, 1852, 1865, 1892, 1908), из них 5 раз холера проникала в Россию с юга. Со времени первой пандемии в 1817 по последнюю, в 1910 Россия пережила 37 холерных лет, а Санкт-Петербург – 30.  Попадая в Петербург, она задерживалась в нем в течение нескольких лет, в 1852 – 1861 она продолжалась 9 лет.
   Широкого опыта борьбы с холерой, подобного тому, какой имели врачи по отношению к чуме, еще не было. Основным профилактическим мероприятием в то время признавалось быстрое отделение заболевших от здоровых.
   Заблуждения современников относительно сущности холеры отчетливо проявляются на примере А.С. Пушкина. Он верил, что «холеру лечат, как обычное травление: молоком и постным маслом» и что она может возникнуть от простуды. А.С. Пушкин считал, что в столице эпидемия не может быть сильной, т.к. «много воздуха, да при том и море». Одним из действенных способов предохранения от заболевания он считал душевное спокойствие и бодрость. Были и те, кто лучшим профилактическим средством считал алкоголь.
   Вследствие того, что врачам была неизвестна природа холеры, пути ее передачи, не были определены и меры по борьбе с ней. По аналогии с чумой основным способом защиты от холеры были признаны карантины, которые располагались на главных магистралях, ведущих к столице. Срок карантина на заставе устанавливался произвольно – 14 дней. На это время проезжавшие задерживались на заставе, вещи их окуривались.    
Больница
Первоначально предлагалось в качестве мер предосторожности обтирание рук и тела хлористой известью, направление явно больных в холерные отделения больниц и госпиталей, а сомнительных подвергать двухнедельной обсервации. Кроме того, считалось эффективным обкуривание людей, помещений и вещей серой.
   Из многообразных способов лечения наибольшее распространение получил метод Корбейна: прием внутрь каломеля и опия, кровопускание и растирание тела спиртом или водкой. В качестве предохранительных средств использовались также всевозможные сильно пахучие средства: камфора, хлор, апельсины с гвоздикой и т. д. Другими действенными средствами от холеры считались умеренность в еде и противопростудные мероприятия.
   Эпидемия холеры в Санкт-Петербурге в 1831 была одной из самых сильных, в считанные дни она унесла более 10 тыс. чел., «преимущественно из простого народа». Учитывая печальный опыт 1830 г. в других губерниях, были приняты необходимые предохранительные меры на основных транспортных путях на подъездах к столице. Однако, если на водных путях эти меры были действенны, то по отношению к организации застав на сухопутных дорогах император довольно спокойно распорядился «иметь в виду только на случай появления болезни». После смерти первых больных от холеры в Ярославле в мае 1831, срочно началась организация застав в устье Невы и у Ладожского озера. Для осмотра направлявшихся в столицу судов были назначены морские офицеры и трое медиков – Венденбаум, Рихтер и Павлов с соответствующими инструкциями и набором медикаментов. Обсервационные карантины были открыты в Нарве, Гдове, Новой Ладоге.
   Первые двое холерных больных в городе были выявлены штаб-лекарем Д. Д. Бланком в воскресенье 14 июня 1831 г. среди рабочих, прибывших на судах из Вытегры. Один из них в тот же день скончался. А через два дня больные холерой стали выявляться уже в разных частях города. За первые две недели в Санкт-Петербурге заболело холерой 3076 чел., из которых 1311 умерли. В отдельные сутки число вновь заболевших превышало 500 чел. Профессор С. Ф. Хотовицкий, бывший одним из квартальных «холерных врачей» 2-й Адмиралтейской части города, писал, что за один день, 29 июня в Санкт-Петербурге заболело 570 человек и 277 из них умерли.
   Один из очевидцев событий А. В. Никитенко 19 июня записал в дневнике: «Наконец холера, со всеми своими ужасами, явилась и в Петербурге. Повсюду берутся строгие меры предосторожности. Город в тоске. Почти все сообщения прерваны. Люди выходят из домов только по крайней необходимости или по должности».
    Таким же мрачными и ужасающим является описание агонизирующей столицы, данное А. Х. Бенкендорфом, который также заболел холерой, но выздоровел: «На каждом шагу встречались траурные одежды и слышались рыдания. Духота в воздухе стояла нестерпимая. Небо было накалено как бы на далеком юге, и ни одно облачко не застилало его синевы. Трава поблекла от страшной засухи – везде горели леса и трескалась земля». Санкт-Петербург быстро обезлюдел, по его пустынным улицам катались холерные возки, на мостовой и тротуарах лежали неубранные трупы. В день умирало по 600 чел.
   Умершие от холеры должны были погребаться нагими на специальных карантинных площадках, «в ямах не менее одной сажени глубины, без гробов или в открытых гробах», засыпанные гашеной известью на ¼ аршина высоты. «При красном мерцающем свете смолящих факелов, - вспоминал один из современников, - с одиннадцати часов вечера тянулись по улицам целые обозы, нагруженные гробами, без духовенства, без провожающих, тянулись за городскую черту на страшные, отчужденные, опальные кладбища». Император Николай I, его семья и весь царский двор в первые же дни появления холеры поселились в Петергофе. Знать и состоятельные люди «спасались на дачах, где запирались почти герметически». 
   По указу императора в первые же дни для принятия мер против распространения холеры в столице был создан Комитет из генерал-адъюнктов графа Чернышева, графа А. А. Загревского и князя Меншикова под председательством петербургского военного генерал-губернатора П. К. Эссена. 16 июня Комитет принял решение в каждую из 13-ти частей города назначить попечителя, которому поручить организацию предохранительных и лечебных мер в своей части, а также распределить медицинских инспекторов, старших и младших врачей, ординаторов, открыть в случае необходимости дополнительные больничные дома и приемные лазареты и обеспечить их медикаментами.
   19 июня Медицинский совет составил и разослал «Инструкцию для врачей заведующих кварталами», в которой излагались их действия при получении вызова к больному: «Поспешить сколь возможно прибытием своим к нему, и если найдет, что он действительно страдает припадками холеры, то, отделивши его немедленно от здоровых в особую комнату, если местные обстоятельства позволяют, и приняв всевозможныя меры для отвращения опасности распространения заразы на других и на себя, подает нужное пособие». После этого больного следовало отправить в близлежащий лазарет или больницу.
   Как писал в своем дневнике А. В. Никитенко, «Лазареты устроены так, что они составляют только переходное место из дома в могилу… Присмотр за больными нерадивый… туда забирают без разбора больных холерою и не холерою, а иногда и просто пьяных из черни, кладут их вместе. Больные обыкновенными болезнями заражаются от холерных и умирают наравне с ними…»
   На борьбу с холерой были брошены и гражданские и военные медицинские силы. На 16 июня 1831 к этой работе было привлечено 264 врача, но фактически сил оказалось значительно меньше. Студенты ИМХА группами по четыре человека прикомандировывались к холерным больницам и придавались в помощь квартальным врачам. Академии также поручалось заведование холерной больницей на Выборгской стороне.
   В разгар эпидемии значительную помощь больным в лечебных учреждениях оказывали сиделки, добровольно принимавшие на себя обязанности по уходу за инфекционными больными. В 1831 - 1832 многим в Петербурге. было известно имя прислужницы Васильевой, которая «как первая, подавшая пример ухода за холерными больными» в Марииинской больнице.   
Холерный бунт в Петербурге
Разгул холеры в столице сопровождался народными волнениями, доходившими до настоящих погромов и бунтов. По городу поползли слухи, что врачи-иноземцы распространяют заразу, хотят извести русский народ, заманивают людей в больницы и там губят их. Простолюдины начали ловить и избивать врачей, разбивать холерные кареты, громить больницы. Официально рекомендовалось иметь при себе раствор хлорной извести или крепкого уксуса, которым нужно было часто протирать руки, участки лица около носа, виски и пр. С этой же целью советовали носить в кармане хлориновую (белильную) известь. Каждого использовавшего вышеназванные средства, ждали большие неприятности, т.к. в них видели отравителей. В лучшем случае их заставляли употребить все эти средства внутрь. Своего пика народное волнение достигло 22 июня (4 июля) 1831 г., когда на Сенной площади, где находилась центральная холерная больница, возник бунт. Обезумевшая толпа ворвалась в здание, стала все крушить, выбрасывать в окна врачей и лекарства, выводить больных. Вызванный генерал-губернатором П.К.Эссеном батальон Семеновского полка не мог сдержать толпу. Лишь внезапный приезд Николая I помог навести порядок. Въехав в открытой коляске  на Сенную площадь, окруженную войсками, царь прямо из экипажа обратился к народу:           
Памятник Николаю I перед Мариинским дворцом
     -Учинены  были  злодейства, общий порядок  был нарушен . Стыдно  народу русскому, забыв веру отцов, подражать буйству французов и поляков.                                          Николай держался бесстрашно, говорил резко. Оробев перед царем, мужики повалились на колени. А император закончил тем, что подозвал какого-то старика, трижды облобызал и уехал. Эпизод усмирения холерного бунта запечатлен скульпторами Р. К. Залеманом и Н. А. Рамазановым на горельефе памятника Николаю I перед Мариинским дворцом. 
   Эпидемия холеры в Санкт-Петербурге закончилась осенью 1831 г. Всего в 1831-1832 в городе заболело холерой 13 тыс. чел. и из них 7 тыс. умерло.

Источник: http://www.ahleague.ru/index.php?option=com_content&id=165

Еще по теме: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D5%EE%EB%E5%F0%ED%FB%E9_%E1%F3%ED%F2
http://vse-zabolevaniya.ru/bolezni-infekcionnye/holera.html

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Гибель "Титаника": неизвестные факты об известной трагедии

О гибели "Титаника" писать достаточно трудно – с одной стороны, нет человека, который не знал бы об этой трагедии, с другой – есть масса любопытнейших фактов, неизвестных даже специалистам.
Разумеется, после фильма «Титаник», все считают, что знают о произошедшем на лайнере.История «Титаника» для большинства превратилась в историю красивой любви на фоне компьютерных чудес современного фильмопроизводства. Но не все так просто. Начать можно с общеизвестных фактов. Лайнер Титаник: валовая вместимость - 46328 регистровых тонн, водоизмещение - 66 тыс. тонн. Размеры:длина - 268,98 м., ширина - 28,2 м., расстояние от ватерлинии до шлюпочной палубы - 18,4 м. или 53,3 м. от киля до верхушек четырех его огромных труб. В общем, Титаник был высотой с 11-этажный дом и длиной в четыре городских квартала. Трехвинтовой Титаник был оснащен двумя четырехцилиндровыми паровыми машинами, работающими на наружных гребных винтах, и паровой турбиной, приводящей в движение средний винт. Номинальная мощност…

Тайна гибели подводной лодки "Комсомолец"

К-278 «Комсомолец» — советская атомная подводная лодка 3-го поколения, единственная лодка проекта 685 «Плавник». Подводная лодка «Комсомолец», которой и поныне принадлежит мировой рекорд погружения на 1032 м,  (4 августа 1985 г.) вдруг затонула, что называется, на ровном месте. Известно, что более 90% Мирового океана имеют глубины свыше 200 м. И освоение этих глубин равносильно завоеванию высот в авиации. Однако задача создания глубоководной субмарины поставила перед учеными и конструкторами проблемы еще более сложные, чем в авиации. Ведь вода в 800 раз плотнее воздуха и давления на глубине отнюдь не шуточные.    Тем не менее в 1966 году командование ВМФ СССР выдало конструкторам тактико-техническое задание на создание опытной субмарины проекта 685 (шифр «Плавник») с предельной глубиной погружения в 2,5 раза больше, чем у других лодок. Проектирование начали в ЦКБ-18 (ныне ЦКБ МТ «Рубин») под руководством Н.А. Климова, а в 1977 году его сменил Ю.Н. Кормилицын.     Лодка, получившая индек…

10 февраля – день рождения домового

Домовой, или как его еще называют - Суседко, Хозяин, Сам, Доброжил, Доброхот, Кормилец, Дедушка, Лизун, живёт в каждом доме. Неважно, что это за дом. Городская квартирка, добротный сельский дом или графский замок - везде есть свой хранитель. Его главная обязанность - следить за порядком в доме. А если порядок не соблюдать, может и беду накликать. Считается, что домовой рождается стареньким дедушкой, а умирает младенцем. Он может принимать вид хозяина дома и в этом виде показываться людям. Однако, представления о его облике очень многообразны. Его представляли в виде небольшого седого старичка, одетого в белую рубаху, и в виде старичка, покрытого шерстью. Где-то считали, что он черен, лохмат и здоров, как медведь, но может принимать вид собаки, а чаще кошки. Может домовой проявиться и в виде тени. В свободное от дел время он бродит по квартире, играет с детьми и животными. Самое его любимое животное – кошка. Обратите внимание, иногда ваша пушистая любимица вдруг опрокидывается на спину …